Музейный комплекс Дом Пастернака

Борис Пастернак в посёлке

1916 год — стал самым ярким и неповторимым в истории небольшого уральского посёлка, расположенного в самом сердце тайги. В 1916 году здесь своё открытие совершил Борис Збарский, здесь нашёл себя Борис Пастернак.   Чтобы не скучать одним в глуши семейство Збарских приглашает во Всеволодо-Вильву своих друзей. На приглашение ответил литератор Евгений Лундберг. С четой Збарских он успел познакомиться ещё в Швейцарии. Евгений Германович не только согласился приехать сам, во Всеволодо-Вильву он пригласил с собой молодого поэта Бориса Пастернака.

В середине января 1916 года Пастернак сошёл с поезда на станции Всеволодо-Вильва Пермской железной дороги. Зимняя бессонная ночь в дороге по таёжной Луньевская ветке произвели на молодого поэта такое сильное впечатление, что вскоре всё пережитое нашло своё отражение в стихотворении — «Урал впервые» и навсегда прочно вжилось в творчество художника.   В то время в душе Пастернака было полное смятение и тщетные попытки поиска своего пути. Увлечение музыкой не вылилось во что-то большее, философские искания не нашли дальнейшего научного пути, первая книга — сборник стихов «Близнец в тучах» остался незамеченным, признание в любви было отвергнуто. В таком состоянии глубокой неопределённости Пастернак оказался во Всеволодо-Вильве. Первое что поразило и мигом оживило его — это снег. В снегах Пастернак ожил: прогулки на лыжах, катание на санях, прогулки верхом на лошади и экскурсии. «Тут чудно хорошо» — пишет Пастернак в письме к родителям.

Пастернак был оформлен на заводе, но только формально, чтобы заработать себе бронь — не участвовать в боевых действиях Первой мировой войны. Во Всеволодо-Вильве он был гостем. Несмотря на это, Борис Пастернак часто в охотку помогал Збарскому в заводских делах. Однажды даже выдавать зарплату рабочим. Кассир ушёл в отпуск, Пастернак вызвался помочь. С поставленной задачей молодой поэт справился блестяще, о чём с торжеством писал в своём письме к родителям.  В самом начале февраля во Всеволодо-Вильву приехал Евгений Германович Лундберг, оказавший большое значение в становлении Пастернака-литератора. По вечерам после чая из зелёной гостиной дома управляющего стали слышны вариации Пастернака. Сначала Борис играл по просьбам друзей, потом всё чаще стал заниматься за фортепиано. В сознании молодого поэта мелькнула мысль — это и есть мой путь. Но занятия музыкой оборвались в марте, когда стало ясно, что дни Всеволодо-Вильвенского счастья сочтены. Зинаида Григорьевна Резвая начала готовить документы к продаже, а химика Збарского приглашали наладить производство хлороформа на Бондюжском заводе в Тихих горах.

В середине апреля вскрылась Вильва — Пастернак написал мрачное стихотворение о ледоходе «Заря на севере». 10 мая появилась машинопись стихотворения «Из марбургских воспоминаний — черновой фрагмент». Это будущий «Марбург» стихотворение, которое вошло во все сборники избранного Пастернака. Вместе с Марбургом к Пастернаку пришёл новый стих — стремительное поэтическое слово и ритм. В мае одно за другим появляются новые стихи Пастернака. Другие, раскованные. Поэт вдруг обрёл себя, нашёл свой голос. В мае Пастернак много путешествует по окрестностям: он побывал в Кизеле, на Березниковском содовом заводе, в Усолье, ездит на Чусовую, несколько раз приезжает в Пермь (позже это Юрятин в романе «Доктор Живаго»). Вникает в производственные вопросы, изучает архив Всеволожских, бывших владельцев завода. В итоге Урал, его пространство и люди — стал одной из главных тем художественного мира Пастернака.

Из опустевшего дома во Всеволодо-Вильве (Збарские уехали на день раньше) Пастернак уезжает 23 июня. Последнее стихотворение, написанное поэтом во Всеволодо-Вильве «Уже в архив печали сдан…», связано с поспешными сборами Бориса Леонидовича. Лето поэт провёл на даче с родителями и к осени закончил новую книгу «Поверх барьеров». Она вышла в печати в декабре 1916 года.

 

Поделиться: